Labels

12 Nov 2013

К.А.Терина — Медведь

Мурзыкин решил пойти в медведи.
Это в сверчки кто угодно сгодится, потому отбор не строгий. Один зачёт и тот — по шесткам. Зашел, узнал шесток — свободен. Свиристи всю жизнь хоть до посинения.
Другое дело — медведь, птица серьёзная. На них, медведях, считай, мир держится.
Медведя, как известно, отличить можно по трём признакам. Во-первых, всякий медведь с чрезвычайной предусмотрительностью оказывает услуги. Во-вторых, ловко делится на части, оставаясь при этом неубитым. В-третьих, заправски наступает на уши. Отсюда три зачёта: Услуги, Деление и Уши.
Первый зачёт Мурзыкин сдал с лёгкостью. Здесь устроено всё было подобно игре преферанс при розыгрыше мизеров. Как абитуриент ни угождает комиссии, как ни смахивает с неё мух шваброй, комиссия знай себе кланяется, благодарит да разбитые очки подбирает. Абитуриент обыкновенно застенчив, кафедрой или стулом услужить не решается (тем более, что они предусмотрительно к полу привинчены), а комиссия и рада.
Мурзыкин пришёл с бабушкиным самшитовым буфетом подмышкой. Поставил интеллигентно на пол, молчит. Комиссия только посмотрела на него и говорит: давайте зачётку. Мурзыкин сейчас же зачётку с поклоном подал, в благодарностях рассыпался, да так ловко — семеро собирали. Комиссии деваться некуда, поставила и второй зачёт — по Делению. А сама думает: третьего тебе, подлец Мурзыкин, не видать. Очень уж комиссия не любила буфетов, в особенности самшитовых. Была, говорят, у неё в детстве какая-то история.
Для третьего зачёта, по Ушам, Мурзыкин справочку приготовил из консерватории: у Такого-то, мол, оба уха медведем Мурзыкиным отдавлены бесповоротно.
Всё, говорит, пишите документ новоявленному медведю.
Комиссия в ответ только ухмыляется.
Два уха, говорит, хорошо, а вы нам третье подайте. Теперь же, сейчас.
И смотрит с ехидцей. Во-первых, собственные уши комиссия на экзамен благоразумно не прихватила. Во-вторых, знает, собака, что ни одного уха за всю свою жизнь кроткий Мурзыкин не отдавил, и справка его вроде мёда. Липовая то есть.
— Не расстраивайся, Мурзыкин, — говорит комиссия издевательски. — С двумя медвежьими зачётами тебе везде дорога. Иди вот хоть в мыши. Хорошая жизнь у мышей. Сиди, кактус жри, плачь — милое дело.
Мурзыкин собрался было поклониться и уйти, открыл даже рот, чтоб извиниться, но вместо этого случайно откусил комиссии голову.
Облизнулся шершавым языком, пригладил шерсть мягкими лапами. Расправил широкие медвежьи крылья и улетел.

No comments:

Post a Comment